Главная Здоровье Магия Tеории происхождения Непознанное Карта сайта О сайте Неопознанный мир  



ЙОГА И ПОЭЗИЯ

Махешвара Брахма Санга:
Люди убивают, обманывают, мучают друг друга, так было искони, и искони в их среде существуют поэты, которые из поколения в поколение, несмотря ни на какие жизненные трудности, воспевают только прекрасное, светлое, открыто бичуют человеческие пороки и бесстрашно отказываются посылать свою музу на поклон к тиранам любых мастей, времен и народов.
Поэтов преследуют, сжигают на кострах, расстреливают, пытают в застенках, морят голодом, вырывают языки, а они как бессмертные Фениксы вновь и вновь возрождаются в гуще народа – ибо они плоть и кровь народа, они его сердце, его полпреды в стране, которой еще нет на Земле, но мечты о которой никогда не оставляли и не оставляют народ даже в самых серых и грязных его буднях. Поэты живут, потому что они нужны людям как вестники надежды, как хранители идеалов, как родники, в которых люди должны хоть изредка омывать свои души, обретая при этом хоть на миг единение с Высшим Прекрасным.
Стихи – это всегда революция, даже если в них воспевается всего лишь закат над рекой или сосны в горах. Ибо стих приучает своего читателя к новому уровню восприятия обыденного. Именно поэтому любая революция, любое молодое движение не может обойтись без стихов. Новые идеи, новые настроения невольно ищут выражения в незаезженных словесных оборотах, а эмоциональный подъем выливается в рифмованную ритмику слова.
Неотделима поэзия и от любви. Кто в юности, влюбившись, не начинал писать стихов? Но, когда спадал эмоциональный подъем первой влюбленности, он опять переходил на прозу. Только единицы из тысяч находили в себе способности сохранять Чувство Любви на протяжении долгого времени, иногда на всю жизнь, а с ним и способность к написанию стихов и не просто стихов, а гениальных. Многое значат в поэзии культура, знания истории, филологии, но эти вещи доступны многим, и холодный разум, хотя и обязателен для поэзии, но не определяет ее Непреходящие Качества. Рожденный в горящем горниле душевных чувств поэта стих с самого момента своего зарождения пропитан этими чувствами, он формируется под их воздействием, слова складываются так, что когда они доходят до читателя, они и у него вызывают эмоциональный подтекст, и он становится не просто воспринимателем идеи, а сопереживателем Душевного подъема поэта. В идеальном восприятии стиха Поэт и Читатель не отделимы как личности. И здесь поэт уподобляется йогическому Гуру, который, хотя и другими методами, но тоже берет в свою душу души своих учеников, чтобы в контакте с ними совершенствовать их через общие энергопсихические поля. Не зря тех и других часто называют Учителями, Пророками, Святыми – они выполняют в мире одинаковые миссии.
Но йогический Гуру работает на избранных, узкую группу учеников, в то время как поэты работают на самую широкую массу, они доступны и понятны всем, они посланцы Богов на земле, но они же и ближе к земле, чем любой простой смертный, им не надо опускаться с Духовного Олимпа, чтобы быть понятыми слушателями, чтобы отразить их чаяния, надежды, стремления. Народ делает поэтов – поэты делают нации. Россия – это не просто пространство, леса и степи, – это мироощущение нации, это единство взглядов и идеалов, это эмоциональное единство восприятия мира, – а изящную завершенность и монолитность Русскому Духу придали поколения Великих Русских Поэтов.
Такие имена как Пушкин, Лермонтов, Есенин в йогическом восприятии уже не есть просто личности, а предстают как крупнейшие эгрегоры Русской Духовности. По силе и энергонасыщенности они уступают такому эгрегору, который, скажем, создали Христос или Будда, но они ни на йоту не уступают последним в Высоте духовного проникновения в Глубины мироздания.
Продвинутый йог, читая стихи, спонтанно может уходить в самадхи, то есть выходить в высшие психопласты планеты по каналам, уже отработанным до него Актом Творчества Поэта. Так, например, Гуру Вар Авера достигал самадхи, читая своим ученикам стихи самых близких для него поэтов. Таковых было четверо: Лермонтов, Блок, Есенин и наш современник Александр Гитович. Последнего он цитировал особенно часто и фактически пользовался томиком его стихов как самым действенным учебником йоги. Он обращался к нему как к авторитету в Духознании, подкреплял его стихами свои социально-философские установки. Многие его ученики, хорошо начав, потом сдавались и уходили из йоги, новым адептам Гуру читал стих Гитовича "С чего начинается...":

Если – в самые разные сроки –
Ты ни разу не сдался в бою,
То сойдутся в одно твои строки
И составят поэму твою.

Пусть теперь, через многие лета,
Ищешь ты отпущенья грехов –
Лебединая песня поэта
Начинается с первых стихов!


Среди молодых йогов нашей школы почти как гимн звучит стих "Атланты" геофизика Александра Городницкого.

...Их тяжкая работа
Важней других работ:
Из них ослабни кто-то –
И небо упадет...

...Стоят они навеки,
Уперши лбы в беду,
Не боги – человеки,
Привычные к труду...

Теоретически, в будущем поэты будут выступать перед народом не в индивидуальном порядке, а Школами, – это будет естественная реакция на огромный поток поэтических сборников с именами, которые фактически никак не воспринимаются читателями: им будут даны символы школ, они будут приблизительно знать, чего можно получить в сборнике той или иной Поэтической Санги, ну а индивидуальная градация таланта будет проводиться уже только внутри содружества. Попытки этого мы можем проследить в России в факте существования различных поэтических группировок в первой четверти нашего века.
Но большой талант есть школа сам себе, любые рамки тесны ему, и он рвет их. Так, прорываясь через все, пришли к нам поэты Есенин и Маяковский. Первый отразил исконную душу России, второй – ее новую всесокрушающую революционную мощь. Как поэты они очень разные, но как люди они очень идентичные. Честные, благородные, болеющие за весь мир, тонкочуствительные, легко ранимые натуры, – и оба они закончили свою жизнь трагически, еще раз показав нам, что подобные люди нуждаются со стороны общества в особом, бережном, чутком отношении.
Постоянные эмоциональные перегрузки поэтов не компенсировались в быту, когда они спускались со своих духовных высот, чистые и просветленные, как дети, их давила окружающая грубость, духовная тупость – и вот как результат – стойкая психическая депрессия.
Йоги на определенных ступенях совершенствования также оказываются в подобных ситуациях. Но в Индии уже есть традиции заботы о Посвященных: к ним обращаются всегда почтительно, оберегают их покой, с благоговением кормят их из своих рук. Мы знаем Великого индуса Рамакришну, но он достиг своих вершин и выполнил свою миссию в мире, и нынче почитается всем просвещенным человечеством только потому, что около него нашлись люди, которые, когда он сутками находился в медитации, не давали ему умереть, буквально, вкладывая пищу ему прямо в рот. И позже, когда он уже стабилизировался в реализации, за ним смотрели, как за Необыкновенным, Гениальным, но ребенком. Обидно, но у нас такого человека, прежде всего, признали бы сумасшедшим и стали бы его “лечить” – мы еще слишком грубы для приятия Изысканного Духа.
Йог и поэт – медитаторы. Оба способны достичь великих прозрений. В принципе, как к йоге, так и к поэзии (вообще к искусству) обращаются люди одного склада: все они стремятся к высшей реализации, а выбор пути зависит от среды, воспитания, биологии и принципиального значения не имеет. Среди йогов нашей Школы многие задолго до прихода к нам писали стихи, в которых уже тогда разрабатывали идеи, с которыми им вплотную пришлось столкнуться на новом йогическом уровне через много лет. В "Книге Начал" мы уже цитировали стих двадцатилетнего Вар Аверы: "Братья по разуму других планет, придите ко мне на помощь", – это пусть неосознанное, но уже явное прозрение своего будущего.
Велм Сканда школьником писал такие стихи:

Кем я буду? Червем, богом?
Или грозным носорогом,
Иль ромашкой на ветру –
Покачаюсь и умру...

Сегодня в России советские люди часто считают йогов людьми непонятными, неприемлемыми и чуждыми нашему миру. Свое мнение они составляют по описаниям традиционных индийских йогов, поскольку информации о современных русских у них нет никакой. Нашими публикациями мы стараемся восполнить этот пробел. Йоги и не йоги, но мы все русские, мы воспитаны на одной культуре, на одних и тех же духовных ценностях, у нас одинаковые реакции на внешний мир, нас волнуют одни и теже жизненные вопросы.
В доказательство этого положения мы познакомим вас со стихами Гуру Вар Аверы. Из “Книги Начал” вы уже имеете представление о его профессиональной йогической работе. Возможно, что ее необычность отпугивает вас, но мы уверены, что, читая стихи Гуру, вы поймете его суть и если не полюбите (это слишком много), то, во всяком случае, проникнитесь к нему определенным уважением. А любое учение, как говорил Мишель Монтень, лучше всего воспринимать через познание личности его создателя.
Ранние стихи Вар Аверы можно рассматривать как дань порывам молодости, после двадцати двух лет он, практически, не писал их, усиленно занимаясь живописью, в чем достиг больших успехов: специалисты-профессионалы высоко оценивали его полотна, работы по дереву и металлу. В двадцать семь он полностью отдался йоге. Этому способствовала его материальная независимость, которую давала ему регулярная продажа ранее созданных художественных произведений. До тридцати трех лет йога поглощала все его духовные и физические силы, так что искусством он увлекаться не мог. Но после того, как становление Школы Ханса-йогов в России было завершено, и Гуру ушел из школы, у него появилось свободное время и силы, и он вновь обратился к стихам и живописи. Предлагаемые ниже стихи Гуру Вар Аверы написаны в конце 74 года частью полностью, частью на основе более ранних, но не отредактированных заготовок.

Примечания к стихам ГУРУ ВАР АВЕРЫ.

Махешвара Брахма Санга:
Стихи, которые вы прочитали, написаны Вар Аверой на базе глубоко личных переживаний и ассоциаций, они пронизаны чувством, это не плод холодных размышлений, и личность автора, или, как принято говорить в литературоведении, лирический герой автора проступает в них очень ясно. Если чтение этих стихов вызвало у вас определенные эмоциональные реакции (в чем мы почти уверены), это и есть тот факт, что вы, читатель-нейог, и автор, профессиональный йог, по сути своей идентичны, и в душе вы несете одинаковые моральные и культурные ценности. То есть современные йоги – это отнюдь не отщепенцы общества, а скорее его передовая часть (ведь они сродни поэтам!).
Но посмотрим каждый стих конкретно.

НАВСИКАЯ
"Я ночами с тобой говорил
Как поэт и как воин..."
Гитович, "Лучше хитрость..."

Не мог Посейдон быть спокойным в кручине,
И плот, размочаливши в бешеной злобе,
Ахейцев швырнул он в седую пучину,
Как в круглое чрево слепого Циклопа.

Один только спасся с железною волей,
На берег он выплыл и пал на песок.
А море, богатою жертвой довольное,
Затихло невинно у раненых ног.

Лежал Одиссей, в пустоте умирая,
Забытый богами, вдали от людей.
Но тут увидала его Навсикая –
И тонкой рукою коснулась своей.

И этот уставший седой чужестранец
Затмил перед нею юнцов гладколиких,
И все, что неясно бродило в ней ранее,
Она в нем познала, душою проникнув...
Бывает и нынче, что злобное море
На берег нас бросит, и мы погибаем.
Но это привычно, а странно другое –
И к нам ведь приходит своя Навсикая!

В священном прозренье, поняв нас и зная,
Что нам к Пенелопам уплыть суждено,
Вдруг дарит нам нежность девчонка чужая,
И мы, потрясенные, шепчем: "За что?!"

Но вновь возрожденные к славе и чести,
Мы в битву бросаемся, словно не раненые.
И тайна любви волоокой невесты
Ведет нас вперед через боль и страданием.


"Навсикая".
Гуру Вар Авера – тантрист, то есть йог, который строит свое здание Духовной силы на базе взаимоотношений с женщинами. Сказать, что он любит их – мало, – он им поклоняется и обожествляет их. Здесь он полностью солидаризируется с поздними суфиями. “Любимая моя, в твоих чертах узнал я Божии черты, Бог предо мной предстал.." – так писал Насими пятьсот лет назад, так думает Вар Авера сегодня. Он говорит: "Я никогда не ощущаю, что достоин любящей меня женщины, в лучшем случае я ценю себя как ее преданного слугу, но я ясно вижу, что другие мужчины недостойны быть даже подметальщиками у ног моей Богини, вот почему я всегда ощущаю свое полное внутреннее право безжалостно разбрасывать в стороны всех своих соперников. Пусть придет лучший и отстранит меня, но только лучший!"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Мы не разбираем художественных достоинств стихов, это не в нашей компетенции, но можем сказать, что профессиональные критики, которым мы их показывали, отмечают бесспорную поэтическую одаренность автора. И отбирали мы стихи не по художественным достоинствам, а по "идеологическим" соображениям, то есть придерживались общей методики большинства современных редакторов, методики, которая губит истинную поэзию. Вот почему многие поэтические экспромты, чистая лирика Вар Аверы остались вне этого выпуска. Есть ли в этом потеря для вас, попробуйте сами разобраться, хотя бы на основе следующего небольшого стиха:

СНЕЖИНКА
Случайный снег. Снежинка мечется –
Безвременное серебро.
И тает на руке доверчиво,
Так и не встретившись с землей.
Небесный путь свой
Завершая,
Она меня за все прощает
Своей единственной слезой...


Редакция отвергла этот стих, потому что мы не знаем, что сказать по его поводу, мы не знаем, к чему оно призывает, и что можно выяснить о йоге в ассоциации со снежинкой.
Лирику Вар Аверы мы побоялись включать, чтобы не нарушать образа Мудрого, Всегда твердо всезнающего Учителя. Покажешь его с другой стороны – а неофит усомнится в величии йоги. Естественно, мы не можем пойти на такое. Быть может когда-нибудь в другой раз... Так что Аум, читатель, и до свидания...

дальше >> ВСЕОБЩАЯ ЙОГА В ИНДИВИДУАЛЬНОМ ПРЕЛОМЛЕНИИ

  lionika.ru (c) 2010-2017 г. Теории происхождения жизни, человека, языка. Rambler's Top100